«Санитарный» борт с пациентом не смог долететь до пункта назначения из-за отсутствия топлива: нехватка топлива не является форс-мажорным обстоятельством

Kryzhov / Depositphotos.com

Медицинская эвакуация пациента санитарным авиатранспортом должна производиться в установленные сроки, а такие обстоятельства, как нехватка топлива, условия госконтракта на предоставление самолета, положения руководства по летной эксплуатации самолета и прочие подобные организационные аспекты не влияют на неукоснительную обязанность медорганизации обеспечить медэвакуацию пациента, то есть его передачу в лечебное учреждение, в течение 12-24 часов с момента поступления заявки на эвакуацию (Определение Верховного Суда РФ от 10 июня 2020 г. № 302-ЭС20-8214).

На это указали суды, рассматривая спор между Центром медицины катастроф и Росздравнадзором о законности предписания: надзорный орган счел, что Центр нарушил сроки медицинской эвакуации и потребовал впредь «не допускать подобных нарушений в отношении других пациентов». Центр же нашел это требование неисполнимым.

Поводом к выдаче предписания послужила неудачная санитарная эвакуация больного ребенка:

  • заявка на эвакуацию поступила в 10 утра, уже в полдень заявка на выполнение санитарного задания передана телефонограммой командиру воздушного судна, с оповещением о необходимости вылета за тяжелым несовершеннолетним пациентом. Следовательно, решение об эвакуации в данный момент фактически было принято;
  • при этом, согласно региональному законодательству, время после принятия решения об эвакуации до выезда/вылета не должно превышать 1 часа в дневное время;
  • однако командир воздушного судна, хотя и подтвердил получение заявки, но вылет согласовал только на 8 утра следующего дня. При этом законных причин для невылета (временное закрытие воздушного пространства, сложные и неблагоприятные метеорологические условия, отказ пациента) не имелось;
  • фактически прибытие самолета к пациенту произошло только на следующий день, во втором часу пополудни, а вылет из места эвакуации – еще через полтора часа. Однако до столицы республики самолет не долетел – в 7 вечера из-за нехватки топлива он вынужденно сел в другом месте, ребенка успели поместить в машину «скорой помощи» и повезли в районную больницу, а оттуда – уже реанимобилем – повезли в республиканскую детскую больницу. Ребенка успели довезти туда живым к двум часам ночи, но при перекладывании из реанимобиля у него остановилось сердце, через полчаса была констатирована смерть маленького пациента.

Центр медицины катастроф не согласился с тем, что выполнять заявки на эвакуацию в течение часа в дневное время нужно во всех случаях:

  • во-первых, есть определенные летные ограничения для воздушных судов,
  • во-вторых, не везде в регионе есть круглосуточные аэропорты и посадочные полосы, а также освещенные и приспособленные в ночное время суток посадочные площадки. Поэтому при полетах из столицы в отдаленные районы всегда учитываются метеоусловия и расстояние (световой день),
  • в-третьих, сроки готовности авиационного транспорта к проведению санитарно-авиационной эвакуации не устанавливаются Центром медицины катастроф. А зависят от типа воздушного судна и климатогеографических условий и указываются в договоре на предоставление самолета. Центр не может влиять на упомянутый параметр.

 Все важные документы и новости о коронавирусе COVID-19 – в ежедневной рассылке Подписаться

Однако суды с этим не согласились:

  • региональные Правила осуществления медицинской эвакуации устанавливают, что время после принятия решения о необходимости вылета до вылета выездной бригады не должно превышать 1 часа в дневное (рабочее) время и 2 часов в ночное (нерабочее) время; до вылета авиамедицинской бригады – 10 мин. Заявка в близлежащие районы должна быть выполнена в срок не позднее 12 часов с момента поступления, в отдаленные районы – в зависимости от расстояния и погодных условий;
  • региональный ОУЗ разъяснил, что эти положения подразумевают обязательства Центра медицины катастроф обеспечить медицинскую эвакуацию в течение 12-24 часов с момента поступления заявки. В случае имеющихся ограничивающих факторов: отсутствие технической возможностей (наличия технических средств), плохие погодные условия, чрезвычайные ситуации и т.д., выезд бригад может быть отложен до устранения препятствующих причин непреодолимой силы. В такой ситуации лечение пациента продолжается по месту нахождения, вызов находится в листе ожидания;
  • отсюда однозначно не следует обязанность обеспечить вылет авиамедицинской бригады не позднее одного (днем) или двух часов (ночью) после принятия решения о необходимости вылета, поскольку формулировка данного пункта является неясной. Однако – а вот это абсолютно ясно – время вылета бригады должно обеспечить выполнение заявки в целом в течение 12-24 часов с момента ее поступления в Центр медицины катастроф до эвакуации пациента и его передачи в лечебное учреждение;
  • в рассматриваемом случае заявка поступила в 10 утра, ее выполнение производилось в отдаленный район и не было обстоятельств, служивших основанием для отсрочки выполнения заявки. Расстояние от столицы республики до места эвакуации возможно преодолеть воздушным судном за 4.15-4.30 часов, следовательно, время ее выполнения – не позднее 10 утра следующего дня;
  • пациент был доставлен в столицу республики на 16 часов позже упомянутого крайнего срока, следовательно, время эвакуации не соблюдено;
  • более того, в рассматриваемой ситуации при поступлении заявки в 10 утра и назначении вылета на утро следующего дня было заведомо невозможно обеспечить эвакуацию пациента в установленные сроки. Поэтому следует признать, что Центром медицины катастроф несвоевременно произведен вылет и спорная эвакуация;
  • взаимоотношения Центра с третьими лицами, условия заключенного госконтракта на предоставление самолета АН-2, положения руководства по летной эксплуатации самолета АН-2 и прочие подобные организационные аспекты не влияют на неукоснительную обязанность Центра по соблюдению сроков медицинской эвакуации пациента в течение 12-24 часов с момента поступления заявки. Потому что обратный подход полностью нивелирует установленные нормативы времени оказания экстренной медицинской помощи;
  • вынужденная посадка самолета из-за отсутствия топлива не может расцениваться как непреодолимая сила и обстоятельство чрезвычайного характера, не зависящее от Центра медицины катастроф, способное послужить основанием для изменения срока выполнения заявки на эвакуацию;
  • оспариваемое предписание, таким образом, абсолютно законно.
Читайте также:  Необходимость замены кресла-коляски должна быть подтверждена заключением медико-технической экспертизы

Верховный Суд РФ напомнил, что спорное предписание обязывает Центр медицины катастроф провести организационно-методические мероприятия, в том числе по изучению, соблюдению и закреплению требований, и с момента выдачи предписания не допускать подобных нарушений в отношении других пациентов. Оно не нарушает права и законные интересы Центра, а обстоятельства несвоевременного вылета и нарушения эвакуации пациента являются доказанными, оснований для пересмотра дела – нет.

Источник: garant.ru